MANAGERS INSTEAD OF WRITERS: LANGUAGE TRENDSETTERS IN MODERN RUSSIA
Table of contents
Share
Metrics
MANAGERS INSTEAD OF WRITERS: LANGUAGE TRENDSETTERS IN MODERN RUSSIA
Annotation
PII
S086904990005825-9-1
DOI
10.31857/S086904990005825-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Elena Shmeleva 
Occupation: Leading researcher, Deputy Director of the Institute of Russian language. V. V. Vinogradova
Affiliation: Institute of Russian language. V. V. Vinogradova
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
184-190
Abstract

of new words and phrases, but also the source of new etiquette of oral and written speech, and new strategies of text generation

Keywords
Office newspeak, common jargon, professional vocabulary, borrowed words, strategies of text generation
Received
02.08.2019
Date of publication
05.08.2019
Number of characters
21475
Number of purchasers
19
Views
185
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 В русском языке, как и в любом живом языке, постоянно появляются новые слова и этикетные формулы, новые грамматические и синтаксические конструкции, меняются стиль общения и стратегии построения текста. При этом новое какое-то время сосуществует со старым (иначе родители – бабушки-дедушки и дети-внуки не понимали бы друг друга), постепенно встраиваясь в лексическую, словообразовательную и грамматическую систему русского языка или не приживаются, уходят из употребления. А “старыеˮ слова меняют значение или переходят в разряд историзмов (то есть слов, называющих исчезнувшие предметы и явления, например пищаль, оброк, боярин) или архаизмов (устаревших названий предметов и понятий, например очиглаза, животжизнь, меморияпамять. Ранее неправильные ударения или грамматические формы становятся нормативными, а правильные устаревают (например, ранее правильным считалось ударение варИшь, дарИшь, а сейчас такое произношение воспринимается как устаревшее, ненормативное).
2 Бывают периоды в истории языка, когда эти процессы активизируются и становятся заметными не только филологам, но и всем говорящим по-русски, или, как говорят лингвисты, носителям русского языка. Обычно такие периоды связаны с изменениями в социальной жизни страны, с активизацией контактов с другими народами, с модернизацией и научно-техническим прогрессом. Для того чтобы новые слова и новая речевая манера закрепились в языке, они должны стать модными и престижными, то есть принадлежать некой авторитетной социальной группе.
3 Современный русский литературный язык сложился в XVIII–начале XIX в. При этом следует подчеркнуть, что литературный язык – не то же, что язык литературы: так в лингвистике называют язык кодифицированный, нормы которого закреплены в словарях и справочниках. Это тот язык, который по-английски называется Standard Russian. У его истоков стояли литераторы – Н. Карамзин, В. Жуковский, К. Батюшков, П. Вяземский, А. Грибоедов и, конечно, А. Пушкин. Вот как объясняет это явление современный философ и культуролог В. Бибихин: “Авторитетом в языке обычно считается великий поэт или писатель, чаще первое. О нем говорят, что он создатель национального или литературного языка, как Данте, или один из создателей, как Пушкин. Обычно с подвигом таких языковых авторитетов связывают фиксацию нормы в языке. Или наоборот, появление великих национальных поэтов и писателей совпадает с моментом закрепления нормы в языке... К образцам, данным у великого писателя, поэта обращаются во всех сомнениях относительно правильной речи, вплоть до мелочей. Обычно бывает достаточно найти у крупного автора точный или достаточно близкий прецедент, чтобы по крайней мере успокоиться на счет правомерности того или иного оборота речи, даже пунктуацииˮ [Бибихин 2001].
4 В эпоху Петра I, когда в русский язык вошло много новых, по преимуществу заимствованных слов, языковыми авторитетами были итальянские архитекторы и музыканты, голландские судостроители, английские мореплаватели, немецкие мастеровые, французские повара. У них учились русские дворяне и ремесленники, за ними повторяли, переиначивая на русский лад, названия деталей кораблей, оперных арий, новых блюд и др. После 1917 г. влиятельной социальной группой, сформировавшей советский русский язык, стали большевики, внедрившие в массовое употребление многие общественно-политические и социальные термины (пролетариат, эксплуататор, социализм), устрашающие аббревиатуры (ЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ) и сложносокращенные слова (колхоз, партком).
5 В период перестройки властителями дум стали журналисты и “новые русскиеˮ; кроме того, существенное влияние на русскую речь оказали новые технологии – появление и массовое распространение мобильных телефонов, персональных компьютеров и Интернета. И мои коллеги, и я сама неоднократно писали о том, что в начале XXI в. в современном российском обществе общепризнанных языковых авторитетов не существует – ни современные писатели, ни ученые, ни журналисты, ни политики не могут претендовать на эту роль.
6 Тем не менее есть социальная группа, оказывающая существенное, хотя и не столь заметное влияние на нашу повседневную речь, хотя мало кто согласится считать ее речь эталонной. Это одна из самых больших социальных групп современной России – работники офисов1, от “менеджеров по клинингуˮ или уборщиц до топ-менеджеров крупных компаний. Хотя в русском языке XXI в. и появилось пренебрежительное выражение “офисный планктонˮ2, а словосочетание (интернет-мем) “эффективный менеджерˮ3 употребляется чаще всего в ироническом смысле, на самом деле представители этой социальной группы ощущают себя престижным “креативным классомˮ. Кроме того, менеджеры по продажам, специалисты по рекламе или пиару находятся в постоянном взаимодействии и общении с клиентами, покупателями, заказчиками, тем самым влияя на современную русскую речь в целом. Менеджерский жаргон также транслируется через популярные книги, журналы и социальные сети.
1. По данным на 2010 г. количество офисных работников в современной России насчитывает 35 130 000 человек ( >>>> ).

2. «Офисный планктон (он же “офисное быдло”, “канцелярская крыса” и т. п.) – работники умственного труда с пониженной творческой составляющей, проводящие жизнь в офисах и прочих управлениях, но не относимые к инженерам: низшие менеджеры, бухгалтеры, секретутки, и т. д. Являют собой передаточные механизмы, винтики и смазку в механизмах управления, учета, планирования, финансов. Быстрорастущий пролетариат постиндустриального мира» ( >>>> ).

3. “Эпик мем путинского режимаˮ ( >>>> ) «“Эффективный менеджер” приватизировал народное богатство. “Эффективный менеджер” стал определять национальную политику страны, от экономики до культуры и массмедиа. “Эффективный менеджер” стал символом постсоветского периода» ( >>>> ).
7 Офисные работники стали трансляторами целого ряда новых слов и выражений, которые уже вошли или имеют все шансы войти в так называемый “общий жаргонˮ – совокупность общеизвестных и общеупотребительных лексических и фразеологических жаргонных единиц, утративших такой признак, как корпоративность, то есть закрепленность за речевой практикой ограниченных социальных групп, и регулярно употребляются в качестве разговорных и просторечных средств сниженной экспрессии (см. [Ермакова, Земская, Розина 1999]). Высока вероятность, что со временем какие-то из этих слов станут обычными русскими словами и войдут в толковые словари русского литературного языка. Как ни странно, офисный новояз ранее не привлекал внимания исследователей, его описанием занимаются сами носители этого “языкаˮ. К примеру, в предисловии ко второму изданию “Словаря великорусского языка делового общенияˮ поясняется: “Исходный словарик из примерно 60 слов был составлен со слов коллег, однокурсников, друзей, друзей друзей и врагов друзей. Перечисленные словечки замечены в ходу в Евраз-Холдинге, Сибале, Альфе, Прайсе, многочисленных финансовых, производственных, торговых, консалтинговых и других компаниях. В дальнейшем над словарем работали выпускники экономфака 1999/01 гг. и другие авторитетные знатоки языка бизнес-общения. Будем благодарны за вклад в увековечивание языка неразвитого капитализмаˮ4. Коллективными усилиями пользователей составлялся “Живой офисный словарьˮ: в течение полутора лет (с июня 2006 г. по ноябрь 2007 г.) регулярно публиковались его выпуски с подзаголовком “Подвесь свой языкˮ. В них приводились списки офисных слов с объяснениями, а читателям предлагалось дополнить словник и уточнить толкования5. В Интернете можно найти и другие любительские толковые словари офисного сленга6, а также статьи и блоги, где обсуждаются отдельные слова и выражения, которые необходимо выучить, чтобы “влиться в коллектив офисных работниковˮ7. Я попыталась на основе этого материала, а также собственных наблюдений и опроса “информантовˮ – менеджеров ряда крупных московских компаний – кратко охарактеризовать основные группы лексики офисного жаргона, обращая особое внимание на слова и выражения, которые, как кажется, уже перешли из профессионального языка в русский общий жаргон и имеют все шансы в будущем войти в толковые словари русского языка XXI в.
4. “Словарь великорусского языка делового общения. Издание третье, дополненное и переработанное. 0,4 тыс. словˮ ( >>>> ).

5. “Живой офисный словарьˮ ( >>>> ).

6. Cм., например, “Словарь бизнес-сленгаˮ ( >>>> ); “Словарь офисной лексикиˮ ( >>>> ); “Корпоративный сленгˮ ( >>>> ); В. Кутырь. “Толковый словарь офисного планктонаˮ ( >>>> ); Словарь менеджера. 55 золотых слов топ-менеджера ( >>>> ); “Офисный словарь. Почему не любят Бивисов и не хотят злить Гену. 17 слов для продвинутых пользователейˮ ( >>>> ); “Словарь офисных терминовˮ ( >>>> ).

7. «От “асапа” до “факапа”: сленг московских офисов» ( >>>> ); “На каком языке говорит офис: сленг XXI века, джобиздан и десижнмейкеры” ( >>>> ); “Эллочка-людоедка стала офисным планктономˮ ( >>>> ).
8 Офисную лексику можно с некоторой долей условности разделить на две большие группы. Во-первых, это термины и профессионализмы, то есть слова, непосредственно связанные с профессиональной деятельностью сотрудников той или иной организации, а также внутрикорпоративный жаргон, прозвища и т.п. Во-вторых, это офисные слова и выражения, которыми пользуется более-менее весь “креативный классˮ. Основное внимание я уделяю общему жаргону офисных работников, хотя эти слова и сейчас еще сохраняют связь с той профессиональной сферой деятельности, из которой они перешли в общеупотребительные. Новым, по большей части заимствованным из английского языка, словам и выражениям, а также новым значениям, появившимся у русских или давно освоенных русским языком слов, посвящена большая литература (см., например, [Кронгауз 2007; Левонтина 2012; Левонтина 2015; Григорян 2016]). Но если задаться вопросом, из какой области человеческой деятельности пришли в нашу речь “модные словаˮ [Новиков 2011], то мы увидим, что большая часть из них – профессионализмы, пришедшие из офисного жаргона. Это и относительно недавние английские заимствования, такие как креативный (креатив), бренд, бонус, тренд, пул, тренинг, и многие другие, и изменившие под влиянием английского языка свое значение старые слова, например оптимизировать, мотивировать, позиционировать, проект, формат, опция и др.
9 Несколько слов имеют в офисном жаргоне другое значение, нежели в литературном русском языке, хотя нам все чаще приходится сталкиваться с “офиснымˮ значением этих слов и в разговорной речи, и в интернет-коммуникации. Так, в “Толковом словаре иноязычных словˮ [Крысин 1998] интервью толкуется как “предназначенная для распространения в средствах массовой информации беседа с каким-либо лицом в форме вопросов и ответов на актуальные темыˮ, а в офисном жаргоне интервью – это собеседование при приеме на работу; митинг – массовое собрание для обсуждения острых политических, социальных, экономических и т.п. вопросов текущей жизни, в речи офисных работников встречи получило значение рабочего совещания. Вспомним также кейс – “то же, что дипломат 3, небольшой плоский чемоданˮ [Крысин 1998] и кейс – случай из практики, который наглядно демонстрирует какую-либо теорию.
10 Приведу примеры офисных слов, которые, хотя еще по-прежнему ощущаются носителями русского языка как стилистически маркированные, часто употребляются в современной русской речи, в СМИ и Интернете. Это, такие, к примеру, слова, как дедлайн (от англ. deadline8) – крайний срок, к которому поставленная задача должна быть выполнена; стартап и стартапер (startup) – новый бизнес-проект и тот, кто его осуществляет; фриланс, фрилансер (freelance) – работа не в штате, выполнение заказов для разных клиентов; работник по договору на выполнение определенного проекта; коучер или коуч (coach) – консультант, помогающий клиенту в достижении профессиональных или личных целей; дресс-код (dress code) – форма одежды, требуемая при посещении определенных мероприятий, организаций, заведений; ресепшн/ресепшен (reception) – приемная в офисе или гостинице. Сюда же можно отнести и такие широко употребительные в переписке и устной речи уже не только офисных работников записанные английскими или русскими буквами аббревиатуры, как FYI или фуй (‘For Your Information’) – к вашему сведению и ASAP и асап (‘As Soon As Possible’) – как можно быстрее9. Так же, как и все заимствования, аббревиатуры быстро русифицируются и начинают склоняться. Например, появилась офисная поговорка нет асапа – нет факапа (факап, fuck up – провал), а также выражение эпик фейл (epic fail – “сокрушительный провалˮ).
8. Поскольку все новые заимствованные слова, о которых идет речь в данной статье, имеют английское происхождение, далее я не буду ставить при них помету “англ.ˮ.

9. Напомню и широко использующиеся в интернет-коммуникации аббревиатуры имхо (IMHO ‘In My Humble Opinion’) – по моему мнению и лол (LOL ‘Laugh Out Loud’, ‘Lots Of Laughs’) – очень смешно.
11 Ряд слов из офисного жаргона, которые пока еще редко употребляются вне офиса, имеют, как кажется, все шансы на “выход в светˮ. Это такие, например, слова, как тайм-менеджмент (time-management) – организация времени; нетворкинг (networking, net – сеть, work – работать) — социальная и профессиональная деятельность, направленная на то, чтобы с помощью друзей и знакомых максимально быстро и эффективно решать сложные жизненные и бизнес-вопросы; тимбилдинг (team building) – действия, направленные на создание команды сотрудников и на повышение эффективности ее работы; брейнсторм или брейнсторминг (brain storming) – мозговой штурм.
12 Даже такие узкопрофессиональные слова, как аутсорсинг (outsourcing) – передача организацией, на основании договора, определенных видов или функций производственной предпринимательской деятельности другой компании, действующей в нужной области; эджайл (agile) – новая система организации труда, гринфилд (greenfield) – “чистое поле” для деятельности, инвестиции в новые месторождения, проекты, или специальные аббревиатуры: ЕГРЮЛ – единый государственный реестр юридических лиц; KPI или кэпиай (‘Key Performance Indicators’) – показатель эффективности работы сотрудника; EBITDA и ебитда (‘Earnings Before Interest, Taxes, Depreciation and Amortization’) – показатель успешности бизнеса10 также уже воспринимаются частью носителей русского языка как общеизвестные и не требующие специальных пояснений. Вот пример из интервью, взятого у главного исполнительного директора Polymetal В. Несиса корреспондентом газеты “Ведомостиˮ Е. Егоровым (“Ведомостиˮ, 31 марта 2019): “Отказ от тимбилдинга, брейнсторминга и оценок “360 градусовˮ (метод оценки компетенций сотрудников… – “Ведомостиˮ) тоже экономит огромное количество времени; Сейчас на Нежданинском месторождении, например, мы дошли до полного аутсорсинга всех горно-геологических работ, кроме инженерного сопровождения. Аутсорсинг пока не применяем только на фабриках и на подземной добыче; Разбивка по инвестициям в геологоразведку примерно такая: две трети на разведку действующих объектов, оставшаяся сумма в равных долях на гринфилды и перспективные проекты… Обратите внимание, что такие слова, как тимбилдинг, брейнсторминг, аутсорсинг, гринфилд никак не поясняются, считается, что читатели газеты “Ведомостиˮ их знают, и только “метод 360 градусовˮ требует пояснения!
10. Как отмечалось выше, русские или записанные русскими буквами аббревиатуры склоняются как обычные русские слова: не могу найти эту фирму в егрюле; с таким кэпиаем и сидеть в нашей конторе!
13 Основной массив лексики офисного новояза составляют, как и следовало ожидать, заимствования из английского языка. И это не удивительно – российский бизнес создавался в постсоветское время по образцу западных, прежде всего американских, компаний. В России не было своих бизнес-школ. Особенно на начальном этапе все учебники и пособия по экономике, бизнесу, построению эффективных компаний, по которым учились нынешние менеджеры, были переведены с английского языка. В дальнейшем их лексику заимствовали и авторы отечественных пособий.
14 Но, конечно, среди офисных слов есть немало словообразовательных неологизмов с русскими или давно освоенными русским языком корнями: продажник – специалист по продажам товаров или услуг; совещалово – совещание; схематоз – схема действий, часто не совсем законных (новый схематоз по уходу от налогов). Многие офисные должности также “обруселиˮ и получили шутливые наименования: босс (general manager) – генерал манагер, генерал или просто Гена, ср. также физики (физический лица) и юрики (юридические лица). Есть и целый ряд выражений, которые постепенно дрейфуют из офисного сленга в общий жаргон: удаленная работа – работа вне офиса; внешняя встречавстреча вне офиса; блудные темы – периферийные, не основные темы.
15 Нельзя также не отметить и сложившийся за последние годы новый этикет деловой переписки (как правило, ведущейся по электронной почте), который также постепенно выходит за пределы офисов. Так, в начале письма вместо традиционного обращения к адресату “Глубокоуважаемый/уважаемый) Иван Иванович!ˮ стоит приветствие: Здравствуйте, Иван Иванович! или просто Добрый день! либо Доброго времени суток, так как переписка ведется часто с людьми, находящимися в другом часовом поясе или даже на другом континенте. После обращения или приветствия гораздо чаще, чем восклицательный знак, ставят запятую. А в конце письма вместо традиционного “с глубоким уважением / с уважениемˮ чаще пишут: спишемся; отпишусь, на связи, до связи! Поскольку электронные письма часто посылают нескольким адресатам, появилось выражение ставлю в копию. Интересно, что вначале офисные сотрудники использовали оборот с английским корнем: сисикнуть или поставить в сиси (cc “carbon copy”), но затем все-таки победило выражение с освоенным русским языком словом копия.
16 Под влиянием офисного жаргона сложился и новый этикет телефонных разговоров (как правило, по мобильному телефону). Например, вместо я вам позвоню / позвоните мне чаще стали говорить я вам наберу / наберите мне. Ср. также выражения возвращаю звоночек; созвонимся по результатам; я к вам вернусь / я вернусь к вам через час (завтра, через неделю и т.д. – “пока ответить не могу, выясню и свяжусь с вами”); надо как-то к этому отнестись или просто отнеситесь к этому (“надо на это как-то реагировать, например, написать ответ”). Как в телефонном разговоре, так и при личной беседе в ответ на какую-то просьбу или рассуждение говорят: Я вас (тебя) услышал. Этот ответ, который многим носителям русского языка (и мне в том числе), кажется очень невежливым, – калька с формулы офисного английского жаргона I hear you. Кстати, которая, по словам моих американских коллег – университетских профессоров, представляется им не слишком вежливой. Те, кто пользуются этой формой, пояснили, что имеется в виду примерно следующее: я вас услышал, – это значит понял, что вы мне хотели сказать, но дело серьезное и надо еще подумать. Но по сути мы тут сталкиваемся просто-напросто с замаскированным отказом: я знаю, что вы от меня хотите, но делать ничего не буду.
17 Неудивительно, что офисный “новоязˮ, агрессивно внедряющийся в нашу жизнь и в нашу речь, вызывает у многих носителей русского языка явное отторжение. Вот, например, рассуждения А. Белякова – одного из пользователей cоциальной сети Facebook: Книжный. На лучших местах бестселлеры типа “Как стать высокоэффективнымˮ, “Искусство тайм-менеджментаˮ, “Наука личной трансформацииˮ… В инстаграме и фейсбуке рекламные нимфы в темно-синих пиджачках требуют со зловещей улыбкой, чтобы я немедленно записался на мастер-класс всемирно известного гуру и чтобы бросился на семинар высококлассного коучера, иначе я все потеряю, я упущу шанс, стану лузером… Мне предлагают научиться мыслить нестандартно, что-то сделать с мотивацией, построить успешный стартап, выйти из зоны комфорта, победить стереотипы, стать лидером, подчинить риски, заняться нетворкингом, создать дрим-тим, улучшить мой KPI, освоить эджайл. Дорогие мои, спасибо! Но беда в том, что я не хочу подчинять риски, мне… на тайм-менеджмент и дрим-тим. Я немолодой господин из прошлого века. Я лузер, который очень доволен собой и своей зоной комфорта. Мне зашибись, а что такое KPI я не знаю и очень надеюсь не узнать никогда. Позвольте дожить мне спокойно в вашем тревожно-эффективном мире ( >>>> ).
18 Однако, к сожалению, даже беглый обзор показывает, что офисный жаргон оказывает существенное влияние на русский язык новейшего времени, вводя в широкое употребление не только новые слова и словосочетания, но и новый этикет устной и письменной речи, и новые стратегии построения текста. Правда, история развития русского языка свидетельствует о том, что приживается в нем, проходит проверку временем отнюдь не все. Сам язык воспримет то, что ему необходимо в современном мире и отторгнет ненужное. Время все расставляет на свои места.

References

1. Bibikhin V.V. (2001). Avtoritet yazyka [Language authority] Slovo i sobytie. Pisatel' i literatura. [The word and the event. A writer and the literature]. Moscow: Russkij fond sodejstviya obrazovaniyu i nauke (http://bibikhin.ru/avtoritet_yazika).

2. Ermakova O.P, Zemskaya E.A, Rosina R.I. (1999) Slova, s kotorymi my vse vstrechalis': Tolkovyy slovar' russkogo obshchego zhargona [Words with which we all met: Explanatory dictionary of Russian common jargon]. Moscow: Azbukovnik.

3. Grigoryan A.E. (2016) Otrazhenie anglo-amereicanskogo lingvokulturnogo vliyaniya v sovremennov russkom yazuke i rechi [Reflection of the Anglo-American linguacultural influence in the modern Russian language and speech]. Moscow: IRYAz im. A.S. Pushkina.

4. Krongauz M.A. (2007) Russkiy yazyk na grani nervnogo sryva [Russian on the verge of a nervous breakdown.] Moscow: Yazyki slavyanskikh kul'tur.

5. Krysin L.P. (1998) Tolkovyy slovar' inoyazychnykh slov [Explanatory dictionary of foreign words.] Moscow: Russkiy yazyk.

6. Levontina I.B. (2016) O chem rech' [What are you talking about?] Moscow: AST: Corpus.

7. Levontina I.B. (2010) Russkiy so slovarem [Russian with dictionary.] Moscow: Azbukovnik.

8. Novikov V.I. (2011). Slovar' modnykh slov [Dictionary of fashion words.] Moscow: AST-PRESS.