Current Studies on Intergroup Ideologies: Assimilationism, Colorblindness, Multiculturalism, Polyculturalism
Table of contents
Share
Metrics
Current Studies on Intergroup Ideologies: Assimilationism, Colorblindness, Multiculturalism, Polyculturalism
Annotation
PII
S086904990002755-2-1
DOI
10.31857/S086904990002755-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Dmitrii Dubrov 
Occupation: Junior Research Fellow, International Laboratory for Socio-Cultural Research, National Research University “Higher School of Economics
Affiliation: National Research University “Higher School of Economics”
Address: Russian Federation, Moscow
Dmitry Grigoryev
Occupation: Junior Research Fellow
Affiliation: International Laboratory for Socio-Cultural Research, National Research University “Higher School of Economics”
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
143-155
Abstract

Nowadays the problems of ethnic, cultural and religious diversity have become the central issue of public discourse in different countries. Recently social psychologists paid special attention to ideological attitudes which may be crucial for intergroup relations and harmonization of interethnic relations, the reduction of prejudice. The most common intergroup ideologies: all assimilationism, colorblindness, multiculturalism and policulturalism. All them can be found in society at the same time, depending on to socio-political situation, however one can dominate. The maintenance of one ideology has ambiguous implications for intergroup relations harmonization and for reduction of prejudice. There is a need for further research with the account of local contexts           

Keywords
intergroup ideology, assimilationism, colorblindness, multiculturalism, policulturalism, interethnic relations, cultural diversity
Received
14.03.2019
Date of publication
15.03.2019
Number of characters
25154
Number of purchasers
17
Views
147
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
1500 RUB / 30.0 SU
1 Главная задача, стоящая сегодня перед многими странами, заключается в создании социального климата, в котором могут гармонично сосуществовать представители разных этнических групп. Следует ли подчеркивать их сходство и общие основания или, наоборот, признать, что существуют важные групповые различия? Какая политика может быть эффективной в борьбе с предубеждениями и межгрупповой дискриминацией? Социальные психологи и социологи работают над этими вопросами уже несколько десятилетий [Green, Staerklé 2013]. Тем не менее исследования, посвященные изучению межгрупповых идеологий, в определенной степени определяющих межгрупповые отношения и поведение, появились сравнительно недавно [Rattan, Ambady 2013; Sasaki, Vorauer 2013]. Мы попытаемся обобщить теоретические представления о последствиях одобрения ассимиляционизма, этнического дальтонизма, мультикультурализма и поликультурализма в аспекте межгрупповых отношений, представив обзор исследований, призванных объяснить, почему и как данные межгрупповые идеологии могут оказывать существенное воздействие на межгрупповые отношения и поведение. Наш анализ основан не только на психологических теориях и эмпирических исследованиях, но и на конкретной практике реализации принципов данных идеологий в рамках государственной политики некоторых стран.
2 Современные межгруппные идеологии: исключение, игнорирование или принятие многообразия?
3 Для решения проблем, связанных с культурным многообразием и проблемами гражданской и национальной идентичности, страны формируют некоторые формальные и неформальные правила и политику в отношении мигрантов. В результате возникает множество убеждений и каждая их группа превращается в более или менее целостную межгрупповую идеологию, которая предполагает определенные правила и нормы отношений членов доминирующих социальных групп к другим группам в данном обществе. Межгрупповые идеологии определяют способы поддержания межгрупповых отношений в культурно многообразных обществах [Rattan, Ambady 2013]. Исходя из признания сложности социальной реальности, они, вероятно, имеют много общего с тем, что С. Московичи называл “социальными представлениями” [Plaut 2002].
4 Впервые особое внимание на это было обращено при разработке шкалы измерения отношения к мультикультурализму и использовании термина “мультикультурная идеология” [Berry, Kalin, Taylor 1977]. Данные авторы различали три основные идеологии: ассимиляцию, мультикультурализм и сегрегацию. Аналогично Б. Парк и С. Джадд писали о “идеологических перспективах”, которые определяют отношения между членами различных этнических групп. Помимо трех упомянутых выше идеологий они предложили также идеологию этнического дальтонизма [Park, Judd 2005].
5 В чистом виде межгрупповые идеологии, как правило, не представлены, скорее, они сосуществуют, но та или иная идеология становится доминирующей в зависимости от социально-политических условий. Например, идеи, связанные с политическим принципом Laïcité (секуляризации), приобрели большее значение в последние годы во Франции [Roebroeck, Guimond 2014].
6 Поскольку сегрегационистские законы и политика в большинстве стран запрещены, наш анализ будет ограничен идеологиями ассимиляционизма, этнического дальтонизма, мультикультурализма и поликультурализма, представляющими наиболее распространенные установки относительно культурного многообразия. Как видно из таблицы, межгрупповые отношения могут различаться по формам на страновом, групповом и индивидуальном уровнях в отношении принятия или отрицания многообразия и эгалитаризма. Несмотря на то, что в некоторых странах одни идеологии или политики превалируют, в чистом виде они практически не существуют.
7 Таблица Сопоставление межгрупповых идеологий
Межгрупповая идеология Отношение к многообразию Отношение к эгалитаризму Принцип категоризации Страна
Ассимиляционизм Устранение или снижение многообразия в обществе Отказ Рекатегоризация (одна группа) Германия
Этнический дальтонизм Игнорирование многообразия Нерелевантна Декатегоризация (отсутствие групп) Франция
Мультикультурализм Обеспечение/поддержание многообразия Обеспечение Выраженная категоризация Канада, Австралия
Поликультурализм Акцентирование внимания на связях между разнообразными группами Обеспечение Категоризация Не представлена
8 Ассимиляционизм
9 Идеология ассимиляционизма, относительно неоспоримая до 1960-х гг. в США и Канаде, предполагает предпочтение единообразия и однородности в обществе [Taylor, Moghaddam 1994], ориентацию на сокращение или даже устранение различий между группами [Schalk-Soekar, Vijver 2008]. Некоторые ее последствия можно увидеть даже в самых популярных исследованиях социальной психологии до 1970-х гг., в частности парадигмы аттракции. На протяжении десятилетий исследования показали, что сходство способствует аттракции. Подразумевалось, что культурно однородное общество, благодаря упрощению межгруппового контакта, должно обеспечивать межличностную гармонию, что, в свою очередь, также связано с уменьшением предубеждений [Taylor 1991].
10 В целом, “гипотеза контакта” – одно из наиболее плодотворных направлений исследований в социальной психологии [Pettigrew, Tropp 2006]. На сегодняшний день предлагаются три основные модели межгруппового контакта: модель общей ингрупповой идентичности (Common Ingroup Identity Model) [Gaertner, Dovidio 2000] на основе принципа ре-категоризации; модель персонализации (Personalisation Model) [Brewer, Miller 1984], основанная на де-категоризации; и модель взаимной межгрупповой дифференциации (Mutual Intergroup Differentiation Model) [Hewstone, Brown 1986], основанная на принципах социальной идентичности (подробнее см. [Гулевич 2007]). Все три модели представляют собой попытки определить условия, при которых можно улучшить межгрупповые отношения и уменьшить предубеждения [Dovidio, Gaertner, Saguy 2007]. Каждая из этих моделей может быть связана (но не приравнена) с определенной межгрупповой идеологией [Guimond, Sablonnière, Nugier 2014].
11 Одно из основных положений модели общей ингрупповой идентичности предполагает, что если члены двух отдельных групп (“мы” и “они”) способны к ре-категоризации и смогут воспринимать друг друга как членов одной группы высшего порядка (“мы”), предубеждения и дискриминация по отношению к бывшим членам аутгрупп будут уменьшаться. Как отметили исследователи, данный процесс ре-категоризации напоминает одно из положений ассимиляционизма, требующее от меньшинства отказаться от своей отличительной социальной идентичности для лучшей адаптации к доминирующей культуре (см. [Brown 2000]). Сторонники модели общей ингрупповой идентичности подтверждают, что акцент на одногрупповой представленности в обществе связан с культурной идеологией ассимиляционизма [Scheepers, Saguy, Dovidio, Gaertner 2014].
12 Впрочем, ассимиляционизм также может быть определен по-разному [Guimond, De Oliveira, Kamiesjki, Sidanius 2010], такой вариант ассимиляционизма, как “плавильный котел”, исторически доминирующий в США с девизом E Pluribus Unum (Из Многих – Единое) [Davies, Steele, Markus 2008], предполагал, чтобы все группы в США могли бы в равной мере способствовать формированию новой общей группы путем ликвидации различий между ними. На практике ассимиляционизм обычно представлял собой однонаправленный процесс, при котором культурные меньшинства испытывали давление, чтобы ре-категоризировать себя и соответствовать большинству [Rattan, Ambady 2013]. Это выражается в том, что в обществе существует единый культурный стандарт и единая идентичность [Barreto, Ellemers 2009].
13 В [Newman 1978] ассимиляционизм основывается на социально-дарвинистской доктрине, утверждающей, что культура доминирующей группы социально выше. Правительственные усилия, направленные на сокращение многообразия и гомогенизацию общества, свидетельствуют о политике ассимиляции, по-прежнему влиятельной во многих странах [Berry, Phinney, Sam, Vedder 2006].
14 Этнический дальтонизм
15 Этнический дальтонизм – популярная межгрупповая идеология, которая привлекла значительное внимание исследователей в последние десятилетия (см., например, [Apfelbaum, Norton, Sommers 2012]). Его смысл состоит в том, что расовая или этническая принадлежность не имеет значения, каждый человек уникален и людей нельзя категоризировать по этническим или расовым признакам [Richeson, Nussbaum 2004]. Другими словами, идеал этнического дальтонизма основывается на принципе де-категоризации. В отличие от модели общей ингрупповой идентичности, которая предполагает ре-категоризацию в общую группу, модель персонализации предполагает, что лучше, если люди будут воспринимать друг друга как отдельных личностей, а не членов отдельных групп. Таким образом, модели этнического дальтонизма и персонализации способствуют игнорированию групповой принадлежности и отказу от социальной категоризации, что может уменьшить межгрупповую предвзятость и предубеждения [Verkuyten 2014]. Люди могут придавать значение групповым сходствам, таких как “мы все члены X нации”, сосредоточив внимание на общей идентичности “мы”, которая позволяет преодолеть межгрупповые различия на “мы” или “они”, позволяя улучшить межгрупповые отношения [Gaertner, Dovidio 2000].
16 Существуют четкие концептуальные основания, отличающие ассимиляционизм (то есть усилия по сокращению групповых различий посредством ре-категоризации) от этнического дальтонизма (где есть усилия по игнорированию групповых различий посредством де-категоризации). Как отмечала Х. Маркус, модель этнического дальтонизма подразумевает, что к каждому индивиду нужно относиться одинаково [Markus 2008]. Это отличается от идеологии ассимиляционизма, которая неэгалитарна по своему характеру. А. Ротанг и Н. Амбади прослеживают происхождение этнического дальтонизма в Конституции США 1896 г. [Rattan, Ambady 2013]. Так, она не знает и не терпит разделения на классы между гражданами, которые равны перед законом. Тот факт, что современная социальная психология начала изучать влияние идеи, существовавшей уже длительное время, свидетельствует о ее фундаментальной природе [Apfelbaum, Norton, Sommers 2012]. В 1963 г., в одном из своих самых известных выступлений, незадолго до убийства, М.Л. Кинг признал этнический дальтонизм идеальной концепцией [King 1963].
17 Кроме того, данные идеи имеют отношение не только к американскому национальному контексту. Например, их можно проследить в истории Франции до революции 1789 г. Неудивительно, что они продолжают жить в этой стране и сегодня. Отметим, что тема равенства – центральный компонент основополагающего мифа Французской республики. Так, французский политический философ С. Лаборд говорила, что культурные различия неважны перед лицом единого человечества, которое требует уважения отдельных лиц и что признание равенства вне зависимости от культурной принадлежности пронизывает французское республиканскую философию и до сих пор влияет на социальную политику [Laborde 2001]. Французские исследователи предоставили подробный анализ французской модели интеграции под названием modéle républicain, или республиканизм [Schnapper, Krief, Peignard 2003]. Эта модель имеет некоторые особенности, такие как принцип секуляризма (laïcité) [Roebroeck, Guimond 2015].
18 Как и в случае ассимиляционизма, этнический дальтонизм был объектом множества дискуссий (см. [Levy, West, Ramirez 2005]. Когнитивные исследования автоматизма процесса категоризации ставят под сомнение возможность ее избежать и предлагает возможный эффект отскока (rebound effect), если людям это удается [Correll, Park, Smith 2008]. Кроме того, считается, что этнический дальтонизм сыграл важную роль в легитимации расового неравенства и недопущении знаний о расовой дискриминации в США. Действительно, игнорирование расы также может быть лучшим способом игнорировать существование расовой дискриминации [Apfelbaum, Norton, Sommer 2012]. Есть свидетельства, что протестантская трудовая этика отражает систему убеждений, которая, с одной стороны, связана с равенством среди американских детей, но с другой – все с большим неравенством в подростковом и зрелом возрасте [Levy, West, Ramirez 2005]. Аналогично в [Knowles, Lowery, Hogan, Chow 2009] утверждается, что межгрупповые идеологии используются для достижения определенных политических целей. Следовательно, их значение подвижно, так как может перейти от эгалитарного к антиэгалитарному в зависимости от политических мотивов и текущих событий. Хотя подобная критика этнического дальтонизма была озвучена во Франции [Laborde 2001], исследование двойственности данной идеологии было ограничено американским контекстом.
19 Мультикультурализм
20 В отличие от двух предыдущих межгрупповых идеологий, мультикультурализм отражает позитивную оценку культурного и этнического многообразия. Как отмечал М. Веркайтен, мультикультурный подход предполагает признание различий в группах, одобрение многообразия и уважение идентичности групп меньшинств [Verkuyten 2006]. М. Хьюстон и Р. Браун [Hewstone, Brown 1986] в рамках своей модели взаимной межгрупповой дифференциации межгруппового контакта предполагают, что если социальная категоризация заметна во время контакта, то положительное отношение к одному члену группы может быть перенесено и на других ее членов. Эта модель вполне совместима с мультикультурализмом (см. [Brown 2000]) и подразумевает, что социальная категоризация не обязательно приводит к увеличению межгрупповых предубеждений [Park, Judd 2005].
21 Мультикультурализм – форма плюрализма, которая может быть описана как модель, предполагающая двойную идентичность [Verkuyten 2014]. Предполагается, что в то время как ассимиляционизм, как отмечалось выше, подчеркивает одногрупповую представленность в обществе, мультикультурный подход позволяет и особенно содействует развитию двойной или даже множественной идентичности (например, “мы можем быть канадцами и украинцами / немцами / французами одновременно”). Двойная идентичность рассматривается в рамках модели общей ингрупповой идентичности в качестве альтернативной формы ре-категоризации, которая может улучшить интегрирование положительных эффектов межгруппового контакта [Scheepers, Sague, Dovidio, Gaertner 2014]. Таким образом, данная модель соотносится с другими моделями, например с моделью Хьюстона и Брауна, а также с исследованиями в области мультикультурализма [Hewstone, Brown 1986].
22 Исследования, которые сравнили этнический дальтонизм и мультикультурализм, дали неоднозначные результаты [Guimond, de la Sablonnière, Nugier 2014; Rattan, Ambady 2013; Rosenthal, Levy 2010; Rosenthal, Levy 2012]. Мультикультурализму присущи более позитивные установки, чем этническому дальтонизму, хотя обе эти идеологии имеют некоторые негативные межгрупповые установки. Так, мультикультурализм показывает более низкий уровень ингруппового фаворитизма и этноцентризма [Vorauer, Gagnon, Sasaki 2009], большую готовность к межгрупповым контактам, имеет позитивные представления о многообразии и иммиграционной политике [Wolsko, Park, Judd 2006] и повышенную самооценку членов маргинальных групп [Verkuyten 2009]; данная идеология связана и с большими стереотипами в отношении групп меньшинств [Ryan, Hunt, Weibe, Petrerson, Casas 2007; Ryan, Cosas, Thompson 2010].
23 В одних исследованиях этнический дальтонизм связан с низким ингрупповым фаворитизмом и этноцентризмом [Correll, Park, Smith 2008], в других – с более высоким уровнем этноцентризма и стереотипов по сравнению с мультикультурализмом [Vorauer, Gagnon, Sasaki 2009]. Кроме того, некоторые связи, которые эти идеологии имеют с межгрупповыми отношениями, варьируются в зависимости от статуса расы, этнической принадлежности или социальной группы респондентов или социального контекста, обстоятельств [Morrison, Plaut, Ybarra 2010; Vorauer, Gagnon, Sasaki 2009].
24 Критики утверждали, что одобрение мультикультурализма (особенно в форме “важность различий”) может поддерживать национализм и расизм, поощряя использование культурных объяснений для узаконивания убеждений о различиях между расовыми и этническими группами в качестве замены биологических объяснений, которые использовались в прошлом и оказались научно несостоятельными [Prashad 2003]. Кроме того, было показано, что мультикультурализм связан с эссенциализмом, по крайней мере, среди некоторых азиатских этнических групп [Bernardo, Salanga, Tjipto, Hutapea, Yeung, Khan 2016].
25 Политика мультикультурализма, направленная на признание и поощрение культурного многообразия как национальной особенности, была впервые представлена в 1971 г. в Канаде [Berry, Phinney, Sam, Vedder 2006]. С тех пор канадское правительство ее проводило. Впоследствии многие другие страны встали на этот путь, в первую очередь Австралия и Швеция [Bloemraad, Korteweg, Yurdakul 2008]. По сравнению с ассимиляционизмом и этническим дальтонизмом, идеология мультикультурализма гораздо современнее. Тем не менее она стала предметом многочисленных обсуждений [Green, Staerklé 2013; Kymlicka 2012], ибо сам мультикультурализм трактуется по-разному. И. Блумрад с коллегами видит необходимость проведения различия между четырьмя значениями данного термина [Bloemraad, Korteweg, Yurdakul 2008] Во-первых, его можно использовать в качестве демографического факта для описания состояния группы или общества, в этом смысле можно констатировать, что Россия, Франция, Бельгия или США – мультикультурные общества, так как они состоят из множества различных культурных групп [Понизовский, Берри 2017]. Данное определение можно использовать для изучения влияния мультикультурного опыта [Crisp, Turner 2011]. Однако это отличается от использования мультикультурализма как государственной политики – второго значения данного термина. Мультикультурный опыт может иметь место в обществах, где нет политики мультикультурализма. Также он может относиться к идеологии людей, подчеркивающей необходимость признания и уважения этнического, культурного или религиозного многообразия. Наконец, он – определенная нормативная политическая теория, разработанная политическими философами [Kymlicka 1995].
26 В России исследования показали, что помимо продвижения политики мультикультурализма и интеграции, которая в российском контексте может способствовать улучшению межгрупповых отношений, необходимо также и повышение уровня культурной, экономической и личной безопасности, а также предоставление возможностей для межкультурного контакта [Лебедева, Татарко, Берри 2016]. Кроме того, представление людей о социальном мире как об опасном и конкурентном месте, где формируется индивидуальный опыт социализации, а также воздействие существующей социальной среды, могут быть негативно связаны с поддержкой мультикультурной идеологии. В то же время эта идеология, например в России, в некоторой степени препятствует предубеждениям в отношении мигрантов [Григорьев 2017].
27 Поликультурализм
28 Учитывая вышеупомянутые теоретические проблемы и неоднозначные выводы, ученые обратились с призывом к коллегам, обосновывая необходимость сдвигов в изучении межгрупповых идеологий [Ryan, Casas, Thompson 2010; Zarate, Shaw 2010]. Благодаря этому сформировалась новая идеология межгрупповых отношений – поликультурализм, которая впервые была описана историками (см. [Kelley 1999; Prashad 2001; Prashad 2003]). Люди, поддерживающие поликультурализм, придают значение тому, как культуры взаимодействовали, влияли и взаимообогащали друг друга на протяжении всей истории человечества и продолжают делать это сегодня. Таким образом, одобряющие поликультурализм видят членов всех расовых и этнических групп глубоко связанными друг с другом посредством прошлых и текущих взаимодействий и их взаимного влияния на культуры друг друга [Kelley 1999; Prashad 2003]. Более того, те кто одобряют поликультурализм, не рассматривают культуры как статические, неизменные сущности, принадлежащие только одной группе, и не делят людей на разные группы.
29 Соответственно, поликультурализм может способствовать формированию более позитивных межгрупповых отношений, позволяя людям чувствовать себя связанными с членами разных групп [Hewstone, Brown 1986]. Однако поликультурализм отличается от моделей межгруппового контакта тем, что его сторонники сосредоточены на том, как культуры всех расовых и этнических групп по всему миру влияли и продолжают влиять друг на друга, а не на формировании общей идентичности и целей с другими группами. Кроме того, одобрение поликультурализма не ведет к необходимости поиска межгруппового контакта; вместо этого поликультурная идеология фокусирует внимание на результатах и продуктах прошлых и текущих контактов между расовыми и этническими группами и культурами. Тем не менее поликультурализм, вероятно, способствует повышению интереса и позитивности межгруппового взаимодействия [Rosenthal, Levy 2012].
30 Одобрение поликультурализма, как и поддержка мультикультурализма, подразумевают признание расовой и этнической принадлежности людей. Однако вместо того, чтобы сосредоточиться на различиях между группами, приверженцы поликультурализма уделяют внимание многочисленным связям между ними. Эти “взаимосвязи” не совпадают со сходствами между группами, на которых делают акцент идеологии этнического дальтонизма (например, “мы все россияне”). Вместо этого одобрение поликультурализма вызывают связи между расовыми/этническими группами через их общие, прошлые и текущие взаимодействия и обмены, которые на самом деле сильно повлияли на различные культуры (обычаи, традиции, стили поведения и т.д.) [Rosenthal, Levy 2010; Rosenthal, Levy 2012].
31 В итоге поликультурализм должен быть связан с более позитивным отношением ко всем расовым и этническим группам, поскольку он фокусируется на взаимовлиянии (историческом и текущем) различных расовых и этнических групп, рассматривая их на более высоком уровне взаимодействия и тем самым оказывая больше поддержки социальной политике, подрывающей основы социальной иерархии (например, принятие мигрантов в общество, равные права в получении образования и места работы). Более того, поликультурализм подразумевает признание вклада каждой группы как во все другие группы (включая ингруппы), так и во все общество. Подобные взаимовлияния и взаимодействия приводят к увеличению связей между ин- и аутгруппами [Rosenthal, Levy 2012]. Все это призвано способствовать гармонизации отношений в обществе, более спокойному отношению к межгрупповым различиям, интересу к познанию культур других расовых и этнических образований [Fuertes, Miville, Mohr, Sedlacek, Gretchen 2000] и, наконец, желаемому межгрупповому контакту [Esses, Dovidio 2002].
32 Немногочисленные эмпирические исследования показали, например, что поликультурализм, в отличие от мультикультурализма, не связан с эссенциализмом [Bernardo, Salanga, Tjipto, Hutapea, Yeung, Khan 2016], но вызывает больший интерес к многообразию и способствует комфортному проживанию в разнообразной этнокультурной среде [Rosenthal, Levy 2012]. Но на практике артикулированные принципы поликультурализма, в силу относительно недавнего появления этой идеологии, пока реализованы не были.
33 Таким образом, картина наиболее распространенных межгрупповых идеологий ассимиляционизма, этнического дальтонизма, мультикультурализма и поликультурализма весьма разнообразна. Среди названных идеологий выделяются подразумевающие как отрицание культурного многообразия – ассимиляционизм (одна группа с общей для всех культурой большинства) и этнический дальтонизм (отсутствие групп, игнорирование группового членства, устранение членства в группах для этнических меньшинств), так и его принятие – мультикультурализм (множество отличающихся групп, признание и значимость группового членства) и поликультурализм (множество взаимосвязанных групп; признание группового членства с акцентом на значимость взаимосвязей между группами). Несмотря на то, что исходя из психологии социального познания, в основе каждой из названных идеологий лежат различные принципы категоризации, ни одна из них не существует в “чистом виде”, а так или иначе присутствует одновременно с другими в зависимости от социально-политического контекста. При этом каждая из перечисленных идеологий в конкретных условиях вполне может доминировать. Неоднозначна и роль отдельно взятой идеологии в гармонизации межгрупповых отношений и уменьшении предубеждений. Во многом эффективность определяется конкретным контекстом, поэтому, чтобы говорить о применимости той или иной идеологии или их сочетания в России, необходимы исследования именно российского контекста.

References

1. Apfelbaum E.P., Norton M.I., Sommers S.R. (2012) Racial colour blindness: Emergence, practice, and implications. Current Directions in Psychological Science, vol. 21, pp. 205–209.

2. Bernardo A.B.I., Salanga M.G.C., Tjipto S., Hutapea B., Yeung S.S., Khan A. (2016) Contrasting Lay Theories of Polyculturalism and Multiculturalism: Associations With Essentialist Beliefs of Race in Six Asian Cultural Groups. Cross-Cultural Research, vol. 50, no. 3, pp. 231–250.

3. Berry J.W., Kalin R., Taylor D.M. (1977) Attitudes towards multiculturalism and ethnic groups in Canada. Ottawa: Approvisionnements et Services Canada.

4. Berry J.W., Phinney J., Sam D.L., Vedder P. (2006) Immigrant youth in cultural transition: Acculturation, identity and adaptation across national contexts. Mahwah: Lawrence Erlbaum.

5. Bloemraad I., Korteweg A., Yurdakul G. (2008) Citizenship and immigration: Multiculturalism, assimilation, and challenges to the Nation-State. Annual Review of Sociology, vol. 34. pp. 153–179.

6. Brewer M. B., Miller N. (1984) Beyond the contact hypothesis: Theoretical perspectives on desegregation. Groups in contact. New York: Academic Press, pp. 281–302.

7. Brown R. (2000) Group processes. Oxford: Blackwell.

8. Correll J., Park B., Smith J.A. (2008) Colourblind and multicultural prejudice reduction strategies in High-conflict situations. Group Processes & Intergroup Relations, vol. 11, pp. 471–491.

9. Crisp R.J., Turner R.N. (2011) Cognitive adaptation to the experience of social and cultural diversity. Psychological Bulletin, vol. 137, pp. 242–266.

10. Davies P.G., Steele C.M., Markus H.R. (2008) A nation challenged: The impact of foreign threat on America’s tolerance for diversity. Journal of Personality and Social Psychology, vol. 95, pp. 308–318.

11. Dovidio J.F., Gaertner S.L., Saguy T. (2007) Another view of “we": Majority and minority group perspectives on a common ingroup identity. European review of social psychology. New York: Psychology Press, pp. 296–330.

12. Esses V.M., Dovidio J.F. (2002) The role of emotions in determining willingness to engage in intergroup contact. Personality and Social Psychology Bulletin, vol. 28, pp. 1202–1214.

13. Fuertes J.N., Miville M.L., Mohr J.J., Sedlacek W.E., Gretchen D. (2000) Factor structure and short form of the Miville-Guzman Universality-Diversity Scale. Measurement and Evaluation in Counseling and Development, vol. 33, pp. 157–169.

14. Gaertner S.L., Dovidio J.F. (2000) Reducing intergroup bias: The common ingroup identity model. Hove: Psychology Press.

15. Green E.G.T., Staerklé C. (2013) Migration and multiculturalism. Oxford handbook of political psychology. Oxford: Oxford Univ. Press, pp. 852–889.

16. Grigoryev D.S. (2017) Diskriminatsiya migrantov v sotsioekonomicheskoy sfere: rol mezhgruppovykh ustanovok prinimayushchego naseleniya [The discrimination of immigrants in the socioeconomic domain: the role of intergroup attitudes of the mainstream population]. Sotsialnaya psikhologiya i obshchestvo, vol. 8, no. 3, pp. 63 –84.

17. Guimond S., de la Sablonnière R., Nugier A. (2014) Living in a multicultural world: Intergroup ideologies and the societal context of intergroup relations. European Review of Social Psychology, vol. 25, no. 1, pp. 142–188.

18. Guimond S., De Oliveira P., Kamiesjki R., Sidanius J. (2010) The trouble with assimilation: Social dominance and the emergence of hostility against immigrants. International Journal of Intercultural Relations, vol. 34, pp. 642–650.

19. Gulevich O.A. (2007) Psikhologiya mezhgruppovykh otnosheniy [Psychology of intergroup relations]. Moscow: Moskovskiy psikhologo-sotsialnyy institut.

20. Hewstone M., Brown R.J. (1986) Contact is not enough: An intergroup perspective on the contact hypothesis. Contact and conflict in intergroup encounters. Oxford: Basil Blackwell, pp. 1–44.

21. Huo Y.J., Molina L.E. (2006) Is pluralism a viable model of diversity? The benefits and limits of subgroup respect. Group Processes & Intergroup Relations, vol. 9, pp. 359–376.

22. Kelley R.D.G. (1999) The people in me. UTNE Reader, vol. 95, pp. 79–81.

23. King Jr. M.L. (1963) I have a dream. Speech delivered on the steps at the Lincoln Memorial in Washington D.C. on August 28, 1963.

24. Knowles E.D., Lowery B.S., Hogan C.M., Chow R.M. (2009) On the malleability of ideology: Motivated construals of colour blindness. Journal of Personality and Social Psychology, vol. 96, pp. 857–869.

25. Kymlicka W. (1995) Multicultural citizenship: A liberal theory of minority rights. Oxford: Oxford Univ. Press.

26. Kymlicka W. (2012) Multiculturalism: Success, failure, and the future. Transatlantic Council on Migration, Migration Policy Institute (https://www.migrationpolicy.org/research/TCM-multiculturalism-success-failure).

27. Laborde C. (2001) The culture(s) of the Republic: Nationalism and multiculturalism in French Republican thought. Political Theory, vol. 29, pp. 716–735.

28. Lebedeva N.M., Tatarko A.N., Berry J.W. (2016) Sotsialno-psihologicheskie osnovyi multikulturalizma: proverka gipotez o mezhkulturnom vzaimodeystvii v rossiyskom kontekste [Socio-psychological foundations of multiculturalism: the testing of hypotheses on cross-cultural interaction in the Russian context]. Psikhologicheskiy zhurnal, vol. 37, no. 2, pp. 92–104.

29. Levy S.R., West T.L., Ramirez L. (2005) Lay theories and intergroup relations: A social developmental perspective. European review of social psychology. Hove, UK: Psychology Press, pp. 189–220.

30. Markus H.R. (2008) Pride, prejudice, and ambivalence: Towards a unified theory of race and ethnicity. American Psychologist, vol. 63, pp. 651–670.

31. Morrison K.R., Plaut V.C., Ybarra O. (2010) Predicting whether multiculturalism positively or negatively influences White Americans’ intergroup attitudes: The role of ethnic identification. Personality and Social Psychology Bulletin, vol. 36, pp. 1648 –1661.

32. Newman W. M. (1978) Theoretical perspectives for the analysis of social pluralism. The Canadian ethnic mosaic. Toronto: McClelland and Stewart, pp. 40–54.

33. Park B., Judd C.M. (2005) Rethinking the link between categorisation and prejudice within the social cognition perspective. Personality and Social Psychology Review, vol. 9, pp. 108–130.

34. Pettigrew T.F., Tropp L.R. (2006) A meta-analytic test of intergroup contact theory. Journal of Personality and Social Psychology, vol. 90, pp. 751–783.

35. Plaut V.C. (2002) Cultural models of diversity in America: The psychology of difference and inclusion. Engaging cultural differences: The multicultural challenge in liberal democracies. New York: Russell Sage Foundation Press, pp. 365–395.

36. Ponizovsky V.A., Berry J.U. (2017) Sravnitelniy analiz politiki multikulturalizma v Kanade. stranakh Evropy i Rossii [Comparative analysis of the policy of multiculturalism in Canada, Europe and Russia]. Obshchestvennye nauki i sovremennost', no. 3, pp. 120–131.

37. Prashad V. (2003) Bruce Lee and the anti-imperialism of Kung Fu: A polycultural adventure. Positions, vol. 11, pp. 51–89.

38. Prashad V. (2001) Everybody was Kung Fu fighting: Afro-Asian connections and the myth of cultural purity. Boston, MA: Beacon Press.

39. Rattan A., Ambady N. (2013) Diversity ideologies and intergroup relations: An examination of colourblindness and multiculturalism. European Journal of Social Psychology, vol. 43, pp. 12–21.

40. Richeson J.A., Nussbaum R.J. (2004) The impact of multiculturalism versus colourblindness on racial bias. Journal of Experimental Social Psychology, vol. 40, pp. 417–423.

41. Roebroeck E., Guimond S. (2015) Schooling, Citizen-Making, and Anti-Immigrant Prejudice in France. Journal of Social and Political Psychology, vol. 3, no. 2, pp. 20–42.

42. Rosenthal L., Levy S.R. (2010) The colorblind, multicultural, and polycultural ideological approaches to improving intergroup attitudes and relations. Social Issues and Policy Review, vol. 4, pp. 215–246.

43. Rosenthal L., Levy S.R. (2012) The relation between polyculturalism and intergroup attitudes among racially and ethnically diverse adults. Cultural Diversity and Ethnic Minority Psychology, vol. 18. no. 1, pp. 1–16.

44. Ryan C.S., Casas J.F., Thompson B.K. (2010) Interethnic ideology, intergroup perceptions, and cultural orientation. Journal of Social Issues, vol. 66, pp. 29–44.

45. Ryan C.S., Hunt J.S., Weibe J.A., Peterson C.R., Casas J.F. (2007) Multicultural and colourblind ideology, stereotypes, and ethnocentrism among Black and White Americans. Group Processes & Intergroup Relations, vol. 10, pp. 617–637.

46. Sasaki S.J., Vorauer J.D. (2013) Ignoring versus exploring differences between groups: Effects of salient colourblindness and multiculturalism on intergroup attitudes and behavior. Social and Personality Psychology Compass, vol. 7, pp. 246–259.

47. Schalk-Soekar S. R. G., Vijver F.J.R. van de (2008) The concept of multiculturalism: A study among Dutch majority members. Journal of Applied Social Psychology, vol. 38, pp. 2152–2178.

48. Scheepers D., Saguy T., Dovidio J.F., Gaertner S.L. (2014) A shared dual identity promotes a cardiovascular challenge response during interethnic interactions. Group Processes & Intergroup Relations, vol. 17, pp. 324–341.

49. Schnapper D., Krief P., Peignard E. (2003) French immigration and integration policy. A complex combination. The integration of immigrants in European societies: National differences and trends of convergence. Stuttgart: Lucius & Lucius, pp. 15–44.

50. Taylor D.M. (1991) The social psychology of racial and cultural diversity: Issues of assimilation and multiculturalism. Bilingualism, multiculturalism and second-language learning. Hillsdale: Lawrence Erlbaum, pp. 1–19.

51. Taylor D.M., Moghaddam F.M. (1994) Theories of intergroup relations – International social psychological perspectives. New York: Praeger.

52. Verkuyten M. (2014) Identity and cultural diversity: What social psychology can teach us. London: Routledge.

53. Verkuyten M. (2006) Multicultural recognition and ethnic minority rights: A social identity perspective. European Review of Social Psychology. London: Wiley, vol. 17, pp. 148–184.

54. Verkuyten M. (2009) Self-esteem and multiculturalism: An examination among ethnic minority and majority groups in the Netherlands. Journal of Research in Personality, vol. 43, pp. 419–427.

55. Vorauer J.D., Gagnon A., Sasaki S.J. (2009) Salient intergroup ideology and intergroup interaction. Psychological Science, vol. 20, pp. 838–845.

56. Wolsko C., Park B., Judd C. (2006) Considering the tower of Babel: Correlates of assimilation and multiculturalism among ethnic minority and majority groups in the United States . Social Justice Research, vol. 19, pp. 277–306.

57. Zarate M.A., Shaw M.P. (2010) The role of cultural inertia in reactions to immigration on the U. S./Mexico border. Journal of Social Issues, vol. 66, pp. 45–57